Правила жизни. Евгения. Часть первая



Мы сидим в баре. Первый этаж дома, где когда-то пил Довлатов. За окном снежно и минус 20. На столе коктейли, несколько конфет с халвой и список вопросов. Давай, Женя, тяни, рассказывай все, как на духу. Это прочитает 10 человек, а кто не прочел - дураки.

ВОКРУГ меня только и разговоров, что о путешествиях. Наверно, я не из ипотечного поколения. Только что была на тренировке у человека, который вернулся из Киева. В моем окружении много фридайверов, которые ждут возобновления полетов в Египет и новых погружений в Дахабе. Многие люди ближайшего круга всегда путешествовали без денег, автостопом, с палаткой, и воздух вокруг меня все время дрожит от новых наименований и произнесенных мест на картах.

ВОПРОС про любимое место в мире похож на пункт школьной анкеты. Я лучше расскажу про любимое место в голове - когда там долго путешествуешь, становится очень интересно. В общем, это автономная республика Межбровье, как Крым. Сначала ты просто смотришь на это место между бровями в зеркало. А потом, благодаря йоге, обнаруживается, что в этом межбровье существует целая вселенная. Если свести глаза и уйти туда во время любой сложной тренировки или во время медитации, то ловишь волну сродни присутствию под куполом в планетарии.

ПРОКОЛОТЫЙ язык был моей тайной года полтора. Во времена моей юности каждый второй выходил из тату-салона с распухшим языком. Три дня ты просто не можешь разговаривать, должен есть много мороженого и все время держать что-то холодное у языка. Я провела это время в общаге, делая вид, что заболела. Три дня мучений стоили красоты, бунта и острых ощущений. И высунутого языка на эскалаторе в адрес того, кто смотрел в мою сторону неодобрительно.

НЕ ВСПОМНЮ ни одну из своих фобий. Когда я боялась открытой воды и глубины, то стала заниматься фридайвингом. Когда боялась остаться в палатке ночью одна - поехала в одиночку на мыс Меганом и простояла там пять ночей, когда под моей палаткой жили сколопендры. Когда боялась высоты, прыгнула в Крыму с веревкой. У меня миллион страхов, но сейчас я не могу ничего вспомнить.

ВПРОЧЕМ, мне не хватает смелости, чтобы все бросить в одном городе, возможно, даже поменять страну и начать жизнь с чистого листа.
  • Current Music
    Свиридов - Зимняя дорога
  • Tags

Мир как ассоциация. Часть 1. Gotye

33.94 КБ

Каждый раз радуюсь, когда удается вспомнить что-то о первом разе. Здесь я первый раз поцеловался, сцепившись зубами: в этом парке, где осталась одна исписанная ножом скамейка, стоит устойчивый маркер. Этого человека я первый раз увидел в последнем вагоне метро, с книгой Эко в руках и презрительно отвернулся. Это уже потом Эко мне посоветуют как книгу мечты. Ну и так далее.

Потому, когда слышишь песню и отчетливо вспоминаешь первый раз, когда ее для себя открыл, понимаешь богатство ассоциативного аппарата и глубину памяти. Кидаешь на ее дно камешек и ждешь звук. Бдумс? Кряк? Птыщ? Где звук? Паника. Звук. Он есть.

И вот звенит колесами поезд старой формации, увозя меня не на Невский, к невесте, но куда-то в те края. Как водится, первая часть путешествия проходит в пустынных условиях: палит солнце, растут южные кактусы, разве что ковбоев маловато. Сквозь открытое окно едва поступают клочки воздуха. Ты завидуешь Карлсону, у которого летом спина не потеет и мечтаешь окунуться в ледяное море. И уже смутно начинаешь о чем-то догадываться, видя, что открытость - единственное достоинство окна.

При подъезде к северу резко холодает, ночь проводишь, закутавшись в два одеяла, и тебя знобит, будто рядом покойница, и при жизни не отличавшаяся особой теплотой. Нижняя полка, ветер дует прямо в голову, в уши, в нос. Проблема с ушами решается включившимся плеером. Я предусмотрительно скачал около 12 новых альбомов, но послушал крайне мало. Мой товарищ Антон составил список достойного, я поверил его вкусу. Джаз, прогрессив, и вдруг Gotye. Его еще никто не знал, честно. Утюги из квартир напевали Сердючку и ранних Н Синк, но никак не этого австралийца. И песня ниже зашла идеально.

А назавтра его уже знала вся страна. Вот только что они сделали для этого? За всех потел и мерз я.

  • Current Music
    Всякое разное не заразное

Архангельск, выжимки

Ох и не зря местные жители называют Архангельск "городом трески, тоски и доски". Дома здесь словно построены по шаблону. Либо серые, мрачные и панельного типа строения из 60-х, либо деревянные домишки, не стесняющиеся кучковаться в самом центре. Общественный транспорт тут, по ощущениям, совсем не ходит, а дороги мало чем отличаются от волгоградских.

89.90 КБ

Зато в 25 километрах от города расположился музей деревянного зодчества "Малые Корелы". Церкви, часовни, мельницы, крестьянские усадьбы и амбары, построенные в период с XVI по начало XX века.

58.65 КБ

Вот какой вид открывается с самого края "Малых Корел". Прямо садись и стихи пиши. Или рисуй. Огорчает только, что я там не смог пройти на ходулях, равновесие удержать. Есть повод вернуться.

52.46 КБ

Очень грустно, что среди путешественников встречаются футбольные фанаты. Ломоносова на них нет.

122.89 КБ

Но главное - мы играли в турнире по "ЧтоГдеКогда", заняли пятое место и особо не феерили. Возможно, нам не хватало шестого игрока. Зато в поездке отметили юбилей команды - 10 лет. Приятно осознавать, что тебе посчастливилось сотворить историю и попасть в состав на первую игру "Сирина". Мимо проносились девушки, ищущие в интеллектуальном мире партнеров. И парни, ищущие возможности для самореализации. А Рома оставался капитаном. И остается, несмотря ни на что.

34.87 КБ

Огорчают только две вещи. Я не успел увидеть памятник с банкноты номиналом 500 рублей и не сходил на хоккей с мячом - сезон толком не начался. В остальном провинциальный дух города я уловил. Для этого даже необязательно пробовать треску и трогать доску.

День рождения

When the lights out, it's less dangerous...(Ммм....Уже утро, и пора вставать). Are now, entertain us...(Но для начала выключить эту навязчивую мелодию на сотовом). A mulatto...

Касание. Тишина.

51.09 КБ

Будильники он не использовал уже лет так шесть. Они всегда остро били в висок, как воспоминание о шампанском утром. Капризная алкогольная женщина, что не хочет уходить из постели, даже когда в дверях стоит мама. Стоит и покашливает.
Collapse )

Заметки об Италии. Часть третья. Рим

После провинциальной Вероны и тихой Венеции столица Италии ворвалась в нашу жизнь стремительным домкратом. Другой ритм жизни, другой архитектурный облик, другие опасности на дорогах. Я еще нигде не видел такого бешеного движения, как в Риме. Да, в Москве куда как больше автомобилей. Здесь же больше мотоциклов. На них удобнее маневрировать. Важно другое. Каждый водитель считает, что если он по пути на работу/домой/к любовнице никого не подрезал, то день прошел зря. Подрезают даже велосипедисты, которые не жмутся к обочине, как у нас, а смело катаются на всех полосах.

249.59 КБ

На каждом шагу в Риме история. Колизей с толпами туристов. Пантеон с незаметными дырками в полу, куда стекает дождевая вода. Несметное число фонтанов и памятников. В фонтанах, кстати, никто не купается. Говорят, кто пытался, уже сидит в тепленьком месте. Все это настраивает на определенный угол зрения, и когда возвращаешься в Питер, богадельня 19-го века, что дышит твоему дому в ребро, уже не кажется чем-то старым.

263.01 КБ

Collapse )

Заметки об Италии. Часть вторая. Венеция

Венеция - это тот попсовый город, в котором, если отделить вершки от корешков, очень даже мило. Тут, конечно, куча туристов, все время попадающих тебе под ноги. Тут нужно делать ноги от ресторанов и кафе, что предлагает меню на английском и (о ужас) соблазняет туристическим обедом. А если еще и стоит зазывала рядом - бегите, не оглядываясь, а то окаменеете.

Много индусов, продающих всякие безделушки втридорога. Много негров, что нанизывают на свои могучие руки по 6-10 женских сумочек и таким образом завлекают молоых барышень. Много дорогих сувениров, нарочито веселых гондольеров и голубей на площади святого Марка.

30.86 КБ

Сама площадь огромная, уютная и определенно создает атмосферу. Особенно, когда краем уха слышишь, что живой ансамбль у кафе играет песенку "Разговор со счастьем". А продолжает "Ласковым и нежным зверем". Трудно не пуститься в пляс. Кажется, мы с Маринцом станцевали пару квадратиков из вальса. Тем более, всем нравится.

Я живу с топографическим кретинизмом больше 20 лет, но только в Венеции он стал вызывать у меня страх. Эти узкие улочки, появляющиеся из ниоткуда и совсем не с любовью. Ты сворачиваешь на нее и никогда не знаешь, выйдешь ли ты к воде или к своему дому. Вместо названий улиц номера домов. Вместо четких указателей маршрута - стрелочки к одному месту в обе стороны.

В остальном - это чистая романтика. Здесь почти нет шума от транспорта, здесь люди приплывают к себе домой, ставя у порога лодку. У кого-то есть даже собственный мост. Здесь гондольера с тем же успехом может заменить ночной паромчик, и силуэты ночного города прочно впечатаются в сердце. Теперь не жалко, если Венецию затопит. Мы повидали ее, это самое главное.

Заметки об Италии. Часть первая. Верона

Да, мы были там день. Что за это жалкое время можно увидеть? Что в Вероне очень спокойно. Там провинциально правильно. Там геометрически простые улочки, бюджетные пиццерии, несколько достопримечательностей и два футбольных клуба схожих цветовых гамм.

Мы приехали аккурат к началу матча "Кьево" - "Торино". Приятная атмосферка. На футбол шли семьями, с балкончиков мимо проходившим кричали что-то типа "Ослики (прозвище "Кьево"), вперед". На стадион я мог попасть днем позже, когда забрел туда в поисках шарфа. Смотритель, уже убегая и поглядывая на часы, пригласил на минутку внутрь. Но я почему-то постеснялся зайти.

Что самая популярная достопримечательность (ах, какая неожиданность) - вымышленная. К домику Джульетты стекаются толпы, и внутрь совсем неохота. Хватает немного неестественного балкончика, разукрашенных стен дома на разных языках (на них еще осталось немного живого места, на месяц-другой) и цитирования по памяти монолога влюбленных на этом самом месте.

229.00 КБ

Or, if thou wilt not, be but sworn my love, And I'll no longer be a Capulet.

Здесь родилось и наблюдение, что итальянцы очень трепетно относятся к старым вещам. На барахолке сплошь и рядом как-то немыслимый антиквариат. Как сказала бы моя сестра - "времен царя Гороха". В квартирке, что мы снимали, спокойно соседствовали светлый новенький шкаф и коричневый комод, что, кажется, видел тут не только наше поколение. В России, когда не парятся, стремятся обставить жилище мебелью из Икеи. Здесь же просто играют на контрастах.

Волгоград-3. Война

52.33 КБ

Говорят, в начале девяностых Волгоград был чуть ли не раем земным, разве что на въезде в город не стоял апостол Петр и не выдавал ключи от квартир. Зеленые и широкие улицы, мусор убирался, автомобилей было мало, и их не приходилось чинить после встречи с местными дорогами. В общем, здесь действительно хотелось жить – невзирая на трогательную и грустную историю прошлого. На здания, восставшие из руин и нашедшие точку опору на чужих костях - и на кучу памятников, напоминающих о войне.

Говорят, в Волгограде даже иногда устанавливают памятники вполне себе мирного назначения. Впрочем, часто это обманчивое впечатление. Сам видел – новый фонтан на Привокзальной площади, что так гармонично и симметрично развел детей в хороводе, не что иное, как уменьшенная копия фонтана, когда-то разрушенного в войну. И вернули его горожанам с одной единственной целью – помнить жертв массированной бомбардировки. Благородно? А как же. Через неделю фонтан закрыли. Говорят, обнаружили много недоделок, и платить за содержание некому. Да и торговые киоски рядом расчистили – не "попилишь" с территории…

В общем, говорят – да я и сам видел – что тут до сих пор война. Асфальт бомбят неизвестные с воздуха, а чтобы унизить спрятавшийся народ, кидают на обочины пустые пивные бутылки и упаковку использованных презервативов. В преддверие выборов воюют депутаты. С народом с переменным успехом воюет власть, поднимая плату за ЖКХ и проезд в общественном транспорте. И только футбольный клуб "Ротор" почему-то не воюет. На футбольном стадионе, который из-за частых бомбежек превратился в уменьшенную копию римского Колизея, спортсмены безропотно "сливают" домашние матчи. Говорят так, честное слово.

Главная проблема в том, что тут только и делают, что говорят. Город лежит на костях и живет прошлым.

Волгоград-2. Жилье

117.81 КБ

А ведь ничего не изменилось. Все так же, как и год назад. Или два. Диван на своем месте, старенький компьютер – на своем, ну и рисованный плакат со мной и инопланетянами – на своем. В шкафу спортивные газеты и вырезки с анекдотами, что я собирал еще в школе. И ведь не просто так, а чтобы было, о чем поговорить с девушками и прослыть остроумным. Ну да бог с ними, с анекдотами – и без них так много нужно осмотреть. Каждый вечер перед сном я посвящаю работе шахтера – ковыряюсь в тумбочках и ящиках стола, откуда нахожу вещи удивительной ностальгической глубины. Подарки, письма, записи, ретро-карточки и вкладыши от жвачки "Турбо". Где тут у нас тег "счастливые детско-юношеские годы".

Вот только коробка с игрушками я не нашел. Папа сказал, что в гараже его нет, и я забыл о своем качестве журналиста, и проверять не полез. Но это, пожалуй, была бы уже запредельная глубина. Волгоград – это еще и настоящее, пусть даже в родном дворе больше и не видишь ни одного знакомого молодого лица. Все или уехали, или сидят где-нибудь в милиции. Вру – видел бывшего одноклассника. Жил в общежитии, переехал в соседний квартал. Тоже же сюжет – вроде и смена обстановки, а сил и желания что-то менять хватило на пару километров.

В этом же разрезе прошел разговор и с другим товарищем. Под пиво и шорох подола официантки. Женился, взяли ипотеку на двушку. Сын. Да и с машиной повезло – "Запорожец" выпустил модельный закос под "Шевроле". Да, и ИП свое пытаюсь двигать параллельно с работой на чужого дядю. Он говорит, а в голове стучит. Не то, что пытаюсь сравнивать – жизнь своя, дороги разные. Просто к осознанию одного и того же приходишь в разное время. Свой дом? Думал. Но все больше как теоретик. Копить, платить, привязываться к месту, не посмотреть мир. Как жизненно важно и как предельно скучно. Эх.

Завидую тем, кто чаще всего знает, чего хочет. Или хотя бы знает, где он хотел бы жить.